«Чуньцю» в свете древнейших китайских источников

image

     Древнекитайская летопись «Чуньцю», охватывающая период с 722 по 481 г. до н. э., издавна рассматривается в Китае как одна из основных канонических книг. До настоящего времени она дошла в виде трех комментированных изданий, которые состоят из основного текста и так называемых повествований [господина] Цзо («Цзо[ши]чжуань»), Гунъяна («Гунъянчжуань») и Гуляна («Гулянчжуань»). В повествованиях можно выделить собственно комментарий, т. е. разъяснения выражений, причин употребления тех или иных знаков и т. п., и, что особенно характерно для «Цзочжуани», рассказы, дополняющие или раскрывающие зафиксированные в основном тексте события. Основной текст предельно лаконичен и представляет собой простую фиксацию фактов без всяких следов оценки и дидактики, что определенным образом противоречит как отнесению его к основным канонам, так и традиционному положению об авторстве Конфуция. Это противоречие китайская наука пыталась преодолеть при помощи теории формулировок и переформулировок, истоком которой послужили применение к «Чуньцю» термина «сокровенное» в доциньском философском трактате «Сюнь-цзы» и положение повествований о том, что способ записи (т. е. применение или неприменение соответствующих иероглифов) выражает оценку того или иного действия («формулировки»), причем одним и тем же способом могут быть выражены различные оценки — иначе эта гипотеза не проходит по всему тексту («переформулировки»). Как будет видно из дальнейшего, термин «сокровенное» у Сюнь-цзы не допускает подобной интерпретации, и применение его в данном случае представляет собой результат утраты понимания доциньской философской традиции.

     В данной статье будут рассматриваться исключительно немногочисленные доциньские свидетельства о памятнике: два отрывка из «Мэн-цзы», упоминания в «Сюнь-цзы» и «Чжуан-цзы», из ханьских привлекается лишь первая сводка сведений о нем, принадлежащая Сыма Цяню. Таким образом, рассмотрение китайской науки о «Чуньцю», сформировавшейся лишь в ханьское время, останется за ее пределами. Нас здесь интересует исключительно генезис текста и его понимание (максимально близком ему по времени обществе. Однако мы не можем не принимать во внимание принципа комментирования, так как аутентичность повествовании (по крайней мере двух из них — «Цзочжуани» и «Гунъянчжуани») в настоящее время почти не вызывает сомнений, а их авторство приписывается Цзо Цю-мину и Цзы-гуну, младшим современникам предполагаемого автора текста самой летописи.

     Повествование Гунъяна, по свидетельству китайских источников, было записано во II в. до н. э. Хуму Шэном, до которого оно дошло через Цзы-гуна, Гунъяна и еще четырех человек. Издание, которым мы располагаем, относится ко второй половине II в. н. э. Это самое раннее по записи и изданию повествование, официально рекомендованное для обучения чиновников еще на рубеже II—I вв. до н. э., и формулировочный метод комментирования характерен прежде всего для него.

     Для «Цзочжуани», не менее авторитетного повествования, записанного, по свидетельству источников, с самого начала (дошедшее до нас издание относится лишь к IV в. н. э.), характерен как раз обратный, «дополнительный» метод комментирования. Это послужило позднейшим исследователям основой для предположения, что «Цзочжуань» была самостоятельной летописью иного типа, впоследствии расчлененной и совмещенной с «Чуньцю».


Дракон бессмертен